sarabysik: (Default)
Женщина ВЛЮБЛЁННАЯ,
Как заговорённая,
Кроткая и нежная,
В чувствах безутешная,
Павшая гордыня...
ЖЕНЩИНА - РАБЫНЯ!

Женщина ЛЮБИМАЯ
Ангелом хранимая,
Гордая надменная,
Как сама вселенная...
И парит, как птица
ЖЕНЩИНА - ЦАРИЦА!

А когда ЛЮБИМАЯ,
Да ещё ВЛЮБЛЁННАЯ -
Ты неповторимая,
Солнцем озарённая,
Чувственная, нежная,
Верная, безгрешная,
Духом безмятежная
И во всём успешная,
Счастья БЕРЕГИНЯ...
ЖЕНЩИНА - БОГИНЯ!

(c)Александр Тарадов
sarabysik: (Default)
- Уходить от него. Динамить.
Вся природа ж у них – дрянная.
- У меня к нему, знаешь, память –
Очень древняя, нутряная.

- Значит, к черту, что тут карьера?
Шансы выбиться к небожителям?
- У меня в него, знаешь, вера;
Он мне – ангелом-утешителем.

- Завяжи с этим, есть же средства;
Совершенно не тот мужчина.
-У меня к нему, знаешь, – детство,
Детство – это неизлечимо
(с)
sarabysik: (босиком)
CXXXII

Коль не любовь сей жар, какой недуг
Меня знобит? Коль он - любовь, то что же
Любовь? Добро ль?.. Но эти муки, Боже!..
Так злой огонь?.. А сладость этих мук!..

На что ропщу, коль сам вступил в сей круг?
Коль им пленен, напрасны стоны. То же,
Что в жизни смерть, - любовь. На боль похоже
Блаженство. "Страсть", "страданье" - тот же звук.

Призвал ли я иль принял поневоле
Чужую власть?.. Блуждает разум мой.
Я - утлый челн в стихийном произволе.

И кормщика над праздной нет кормой.
Чего хочу - с самим собой в расколе, -
Не знаю. В зной - дрожу; горю - зимой.

(с) Франческо Петрарка
sarabysik: (босиком)
Свидание

Засыплет снег дороги,
Завалит скаты крыш.
Пойду размять я ноги, —
За дверью ты стоишь.

Одна, в пальто осеннем,
Без шляпы, без калош,
Ты борешься с волненьем
И мокрый снег жуешь.

Деревья и ограды
Уходят вдаль, во мглу.
Одна средь снегопада
Стоишь ты на углу.

Течет вода с косынки
По рукаву в обшлаг,
И каплями росинки
Сверкают в волосах.

И прядью белокурой
Озарены: лицо,
Косынка и фигура,
И это пальтецо.

Снег на ресницах влажен,
В твоих глазах тоска,
И весь твой облик слажен
Из одного куска.

Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом
По сердцу моему.

И в нем навек засело
Смиренье этих черт,
И оттого нет дела,
Что свет жестокосерд.

И оттого двоится
Вся эта ночь в снегу,
И провести границы
Меж нас я не могу.

Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?

(с) Б. Пастернак
sarabysik: (просто есть)
...Окончена сказка. Во лжи
Зачем оставаться? Не будем
Зря тень наводить на плетень.
Не даром ведь правда – скажи?..
Намеки останутся людям,
А мы все умрем в один день.
(с) [livejournal.com profile] south_gir

з.ы. Кстати, один из любимейших френдов. Очень и очень рекомендую почитать.
sarabysik: (босиком)
Прокляну тебя страшно (а может быть — люто);
Чтоб сбылось неотвратно, как я посулила,
Чтоб однажды, проснувшись безоблачным утром,
Ты вдруг понял, что — всё. Вот тебя и накрыло.

Прокляну тебя люто (а может быть — страшно);
Чтоб проснувшись, увидел, как неумолимо
В твоей кухне, в твоей же измятой рубашке
Я варю тебе кофе, проклятый любимый.


(с) [livejournal.com profile] dr_shinigami


з.ы. как бы плавно перейти от первой части ко второй...
sarabysik: (брагинский кокон)
Мне хочется плакать, а я веселюсь
Я прячу за смехом смертельную грусть.
Рисую улыбку, шучу без конца,
Живу за фасадом чужого лица.
Все думают счастлива, всем улыбается.
А это ведь сердце мое разрывается (с)
sarabysik: (вечер)


БЕЗГЛАГОЛЬНОСТЬ
Есть в русской природе усталая нежность,
Безмолвная боль затаенной печали,
Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,
Холодная высь, уходящие дали.

Приди на рассвете на склон косогора,-
Над зябкой рекою дымится прохлада,
Чернеет громада застывшего бора,
И сердцу так больно, и сердце не радо.

Недвижный камыш. Не трепещет осока.
Глубокая тишь. Безглагольность покоя.
Луга убегают далёко-далёко.
Во всем утомленье - глухое, немое.

Войди на закате, как в свежие волны,
В прохладную глушь деревенского сада,-
Деревья так сумрачно-странно-безмолвны,
И сердцу так грустно, и сердце не радо.

Как будто душа о желанном просила,
И сделали ей незаслуженно больно.
И сердце простило, но сердце застыло,
И плачет, и плачет, и плачет невольно.

(с) К. Бальмонт
sarabysik: (вечер)
Неуютная жидкая лунность...
Неуютная жидкая лунность
И тоска бесконечных равнин,-
Вот что видел я в резвую юность,
Что, любя, проклинал не один.

По дорогам усохшие вербы
И тележная песня колес...
Ни за что не хотел я теперь бы,
Чтоб мне слушать ее привелось.

Равнодушен я стал к лачугам,
И очажный огонь мне не мил,
Даже яблонь весеннюю вьюгу
Я за бедность полей разлюбил.

Мне теперь по душе иное.
И в чахоточном свете луны
Через каменное и стальное
Вижу мощь я родной стороны.

Полевая Россия! Довольно
Волочиться сохой по полям!
Нищету твою видеть больно
И березам и тополям.

Я не знаю, что будет со мною...
Может, в новую жизнь не гожусь,
Но и все же хочу я стальною
Видеть бедную, нищую Русь.

И, внимая моторному лаю
В сонме вьюг, в сонме бурь и гроз,
Ни за что я теперь не желаю
Слушать песню тележных колес.
(с) С.Есенин
sarabysik: (зеленоглазая котя)
Мне казалось - я бегу
Полем
На не чующих травы
Лапах…
Я не помню никакой
Боли,
Смерть была - один большой
Запах.

Помню небо -
Древний Кот многоликий.
Отряхнулся и пошёл,
Как по карте.
Не взаправду же ведь я - Дикий,
Чтоб смотреть, что там лежит
На асфальте.
Read more... )
sarabysik: (evanesscence)
Заклинание

Из высоких ворот,
Из заохтенских болот,
Путем нехоженым,
Лугом некошеным,
Сквозь ночной кордон,
Под пасхальный звон,
Незваный,
Несуженый, -
Приди ко мне ужинать.
(с)
1935 А.Ахматова
sarabysik: (брюнетка)
Встав из грохочущего ромба
Передрассветных площадей,
Напев мой опечатан пломбой
Неизбываемых дождей.

Под ясным небом не ищите
Меня в толпе сухих коллег.
Я смок до нитки от наитий,
И север с детства мой ночлег.

Он весь во мгле и весь — подобье
Стихами отягченных губ,
С порога смотрит исподлобья,
Как ночь, на объясненья скуп.

Мне страшно этого субъекта,
Но одному ему вдогад,
Зачем ненареченный некто, —
Я где-то взят им напрокат.
1913, 1928
(c) Б. Пастернак
sarabysik: (фиби браво)
Я в дом вошёл. Мела метель.
Ждала меня подруга.
Я шляпу снял, и снял шинель,
Ружьё поставил в угол.

Я руки положил на стол
Предельно осторожно.
И перед трапезой прочёл
Молитву, как положено.

Я под столом не шебуршал.
(Махнув сто граммов виски,
Меня за это укорял
Когда-то наш епископ).

Я очень аккуратно ел,
Как научила мама.
Не чавкал я и не сопел,
Держал я спину прямо.

Так что же можно тут сказать?
Цитирую поэта:
«Шотландским горцам тоже, знать,
Не чужды этикеты!»
Это шедевр

Весна

Mar. 29th, 2007 03:26 pm
sarabysik: (лестница в саду)
Все нынешней весной особое,
Живее воробьев шумиха.
Я даже выразить не пробую,
Как на душе светло и тихо.

Иначе думается, пишется,
И громкою октавой в хоре
Земной могучий голос слышится
Освобожденных территорий.

Весеннее дыханье родины
Смывает след зимы с пространства
И черные от слез обводины
С заплаканных очей славянства.

Везде трава готова вылезти,
И улицы старинной Праги
Молчат, одна другой извилистей,
Но заиграют, как овраги.

Сказанья Чехии, Моравии
И Сербии с весенней негой,
Сорвавши пелену бесправия,
Цветами выйдут из-под снега.

Все дымкой сказочной подернется,
Подобно завиткам по стенам
В боярской золоченой горнице
И на Василии Блаженном.

Мечтателю и полуночнику
Москва милей всего на свете.
Он дома, у первоисточника
Всего, чем будет цвесть столетье.

1944 (с) Б.Пастернак
sarabysik: (зима)
Воздух седенькими складками падает.
Снег припоминает мельком, мельком:
Спатки - называлось, шепотом и патокою
День позападал за колыбельку.

Выйдешь и мурашки разбегаются, и ежится
Кожица, бывало, - сумки, дети, -
Улица в бесшумные складки лОжится
Серой рыболовной сети.

Все, бывало, складывают: сказку о лисице,
Рыбу пошвырявшей с возу,
Дерево, сарай и варежки, и спицы,
Зимний изумленный воздух.

А потом поздней, под чижиком, пред цветиками
Не сложеньем, что ли, с воли
Дуло и мело, не ей, не арифметикой ли
Подирало столик в школе?

Зуб, бывало, ноет: мажут его, лечат его, -
В докторском глазу ж безумье
Сумок и снежков, линованное, клетчатое,
С сонными каракулями в сумме.

Та же нынче сказка, зимняя, мурлыкина,
На бегу шурша метелью по газете,
За барашек грив и тротуаров выкинулась
Серой рыболовной сетью.

Ватная, примерзлая и байковая, фортковая
Та же жуть берез безгнездых
Гарусную ночь чем свет за чаем свертывает,
Зимний изумленный воздух.
(с) Б.Пастернак 1918

(c)

Feb. 4th, 2007 03:44 pm
sarabysik: (крест)
Will you remember me when I am gone?
Will you remember me for the good things I have done?
Will you remember me for the love I gave?
Will you remember me the way I behave?
Will you remember me the way I talk?
Will you remember me how I walk?
Will you remember me who I am?
Will you remember why I am?
Will you remember me?
Will you remember?
Will you?
Will you remember me how I would listen?
Will you remember me for the good advice I have given?
Will you remember me as the shoulder to cry on?
Will you remember me as the one to help you carry on?
Will you remember me as your confidant?
Will you remember me for my vigilance?
Will you remember me for my honor?
Will you remember me for what I stood for?
Will you remember me?
Will you remember?
Will you?
sarabysik: (женщина и кошка)
Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.

Все время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.

О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.

О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы.

Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты.

Так некогда шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.

Достигнутого торжества
Игра и мука
Натянутая тетива
Тугого лука.
1956
(c) Б.Пастернак
sarabysik: (ангелочек)
Ослик упрямый
Поссорился с мамой
Губы надул
И сердитый стоит
Поссорился с мамой
Поссорился с мамой
И грозно глядит
"Ты уж такая,
Ты уж сякая!" -
Маму ругает
Малыш про себя.
Ослик не прав
И об этом он знает.
Ослик упрямый...
Да это же я!
(с)

з.ы. Нет, я не ссорилась с мамой. Просто стишок умиляет. =) Девочка девятилетняя, кстати, написала.
sarabysik: (камин)
Рождественская звезда

Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было младенцу в вертепе
На склоне холма.

Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере,
Над яслями теплая дымка плыла.

Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.

Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звезд.

А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.

Она пламенела, как стог, в стороне
От неба и Бога,
Как отблеск поджога,
Как хутор в огне и пожар на гумне.

Она возвышалась горящей скирдой
Соломы и сена
Средь целой вселенной,
Встревоженной этою новой звездой.

Растущее зарево рдело над ней
И значило что-то,
И три звездочета
Спешили на зов небывалых огней.

За ними везли на верблюдах дары.
И ослики в сбруе, один малорослей
Другого, шажками спускались с горы.

И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали все пришедшее после.
Все мысли веков, все мечты, все миры,
Все будущее галерей и музеев,
Все шалости фей, все дела чародеев,
Все елки на свете, все сны детворы.

Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Все великолепье цветной мишуры...
...Все злей и свирепей дул ветер из степи...
...Все яблоки, все золотые шары.

Часть пруда скрывали верхушки ольхи,
Но часть было видно отлично отсюда
Сквозь гнезда грачей и деревьев верхи.
Как шли вдоль запруды ослы и верблюды,
Могли хорошо разглядеть пастухи.
- Пойдемте со всеми, поклонимся чуду, -
Сказали они, запахнув кожухи.

От шарканья по снегу сделалось жарко.
По яркой поляне листами слюды
Вели за хибарку босые следы.
На эти следы, как на пламя огарка,
Ворчали овчарки при свете звезды.

Морозная ночь походила на сказку,
И кто-то с навьюженной снежной гряды
Все время незримо входил в их ряды.
Собаки брели, озираясь с опаской,
И жались к подпаску, и ждали беды.

По той же дороге, чрез эту же местность
Шло несколько ангелов в гуще толпы.
Незримыми делала их бестелесность,
Но шаг оставлял отпечаток стопы.

У камня толпилась орава народу.
Светало. Означились кедров стволы.
- А кто вы такие? - спросила Мария.
- Мы племя пастушье и неба послы,
Пришли вознести вам обоим хвалы.
- Всем вместе нельзя. Подождите у входа.

Средь серой, как пепел, предутренней мглы
Топтались погонщики и овцеводы,
Ругались со всадниками пешеходы,
У выдолбленной водопойной колоды
Ревели верблюды, лягались ослы.

Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звезды сметал с небосвода.
И только волхвов из несметного сброда
Впустила Мария в отверстье скалы.

Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленье дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.

Стояли в тени, словно в сумраке хлева,
Шептались, едва подбирая слова.
Вдруг кто-то в потемках, немного налево
От яслей рукой отодвинул волхва,
И тот оглянулся: с порога на деву
Как гостья, смотрела звезда Рождества.
(с) Борис Пастернак
sarabysik: (восход)
На протяженьи многих зим
Я помню дни солнцеворота,
И каждый был неповторим
И повторялся вновь без счёта.

И целая их череда
Составилась мало-помалу,
Тех дней единственных, когда
Казалось нам, что время стало.

Я помню их наперечёт:
Зима подходит к середине,
Дороги мокнут, с крыш течёт
И солнце греется на льдине.

И любящие, как во сне,
Друг к другу тянутся поспешней,
И на деревьях в вышине
Потеют от тепла скворешни.

И полусонным стрелкам лень
Ворочаться на циферблате,
И дольше века длится день,
И не кончается объятье.
(с) Б. Пастернак

Profile

sarabysik: (Default)
sarabysik

April 2016

S M T W T F S
     12
3456789
1011121314 1516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 08:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios